Книга «Зоар c комментарием Сулам» – это адаптация Зоар для нашего поколения.

Этот проект имеет своей целью создание полного перевода книги "Зоар" с комментарием "Сулам" на русский и украинский языки с последующим ее изданием в печатном и электронном форматах. Организация и финансирование проекта осуществляется группой энтузиастов из разных стран мира, осознающих важность распространения каббалы для дальнейшего развития человечества

Зоар о единстве мысли и действия

Перевод группы переводчиков МАК. Руководитель перевода Гади Каплан.

Глава Пкудей

Если Творец не построит дом

98) “Песнь ступеней для Шломо. Если Творец не построит дом, напрасно трудятся строящие его”[1]. Эту фразу изрек царь Шломо в час, когда строил Храм. Когда он начал возводить его, он увидел, что работа завершается в руках их, и он строится сам собой. И тогда он начал изречение: “Если Творец не построит дом”1. Как сказано: “Вначале создал Творец”, – ибо Творец создал и установил этот мир, т.е. Малхут, называемую “дом”, обеспечив всем необходимым.

99) И сказано: “Напрасно трудятся строящие его”1. “Строящие его”1 – это потоки, сфирот Зеир Анпина, исходящие и входящие все внутрь этого дома, т.е. Малхут, чтобы исправить его во всем необходимом. И хотя все они приходят для того, чтобы исправить, производя исправление его, но “если Творец”1, т.е. высший мир, Бина, не установит и не довершит этот дом, как должно, то эти “строящие его”1 трудились бы напрасно, но главное – это то, что сделала и установила Бина. “Если Творец не охранит город, напрасно усердствует страж”1. Как сказано: “Всегда взор Творца Всесильного на нем, – от начала года и до завершения его”[2]. И благодаря этому надзору он защищен со всех сторон.

100) И хотя сказано: “Вот постель Шломо, шестьдесят воинов вокруг нее из воинов Исраэля”[3]. “Постель Шломо”3 – это Малхут. Почему все охраняют ее? Как сказано: “От страха по ночам”3, – страха преисподней, противостоящего ей, для того, чтобы прогнала его. И поэтому все они окружают ее.

101) Хотя все они пребывают в свечении мысли, которая непознаваема, и это рош Атика, называемый РАДЛА, но когда свет этой непознаваемой мысли ударяет в свет парсы, отделяющей ее от трех рош Арих Анпина, то отменяется это разделение, и они светят вместе. То есть, три рош Арих Анпина поднимаются в РАДЛА после того, как отменяется парса, и они светят вместе с РАДЛА, и три рош Арих Анпина включились друг в друга, и каждый состоит из всех трех, и стали они девятью чертогами.

Вследствие подъема Малхут в Бину, произошедшего на каждой ступени, окончившего эту ступень под Малхут, образовалась там парса, т.е. окончание ступени, таким образом, что Бина и ТУМ каждой ступени упали с каждой ступени на ступень под ней. Бина и ТУМ рош Атика упали в три рош Арих Анпина, и протянулась парса под Хохмой Атика. И так же упали Бина и ТУМ каждой из трех рош Арих Анпина в рош, находящийся под ним. И также Бина и ТУМ третьего рош Арих Анпина упали в Аба ве-Има.

А затем, во время гадлута, когда исходит свечение от АБ-САГ де-АК, которое снова опускает Малхут из Бины на свое место, отменяя границу и окончание парсы, образовавшейся посередине ступени, то упавшие с каждой ступени Бина и ТУМ снова поднимаются на свою ступень, как и вначале, до падения, и берут с собой также нижнюю ступень, в которую они упали. Таким образом, Бина и ТУМ рош Атика, упавшие в три рош Арих Анпина, снова поднимаются на свое место в рош Атика, называемого РАДЛА, поднимая вместе с собой также три рош Арих Анпина в рош Атика. И (тогда) три рош Арих Анпина называются Китра (кетер), Авира (воздух) и Хохма стимаа (скрытая Хохма).

“И хотя все они пребывают в свечении мысли, которая непознаваема”, – после того, как протянулась парса между РАДЛА и тремя рош Арих Анпина, – и вследствие этого образовались также и в трех этих рош те же сокращения, что и в РАДЛА, т.е. каждый из них окончился под Хохмой, а Бина и ТУМ упали на ступень под ними. Однако после этого свет непознаваемой мысли, т.е. РАДЛА, произвел удар по свету парсы, т.е. притянул свечение от АБ-САГ де-АК и отменил окончание парсы, разделяющей между ней и тремя рош Арих Анпина. И возвращаются Бина и ТУМ де-РАДЛА вместе с тремя рош Арих Анпина, поднимаясь в место РАДЛА вследствие отмены парсы, и светят вместе с РАДЛА.

Три рош Арих Анпина, после того, как поднимаются в РАДЛА, включаются там друг в друга, пока каждый из них не будет состоять из трех, и образуются из них девять чертогов в РАДЛА. Однако также и в Арих Анпине светят эти девять чертогов, но там они называются светами.

102) Эти чертоги не являются ни светами, ни рухот, ни нешамот, и нет того, кто бы устоял в них. Желание всех девяти светов, которые целиком находятся в этой мысли, являющейся одной из них в счете, т.е. включение трех рош Арих Анпина друг в друга в месте Хохма стимаа Арих Анпина, называемом “мысль” и являющимся одним из трех рош Арих Анпина. Желание всех их – стремиться за девятью чертогами в РАДЛА, чтобы постичь их в то время, когда они еще находятся в мысли, т.е. в Хохма стимаа. Другими словами, девять светов, являющиеся включением трех рош Арих Анпина и находящиеся в месте Хохма стимаа, во время их пребывания в Хохма стимаа, вне РАДЛА, хотят постичь девять чертогов,  находящихся в месте РАДЛА.

Дело в том, что все их мохин они получают от этих девяти чертогов, но не постигают их, и они непознаваемы, ибо не находятся ни в высшем желании, ни в мысли. И они воспринимают их – при получении от них мохин, и не воспринимают их – поскольку те непостигаемы. В них пребывают все постижения веры. И все эти света высшей мысли, т.е. скрытой Хохмы, находящейся под РАДЛА, называются “Бесконечность”. Ибо до сих пор доходят света и не доходят, и непознаваемы, и нет здесь ни желания, ни мысли. Ибо эта скрытая Хохма (Хохма стимаа) укрыта и вовсе не светит нижним.

103) Когда светит рош Арих Анпина, называемый “мысль”, во время отмены силы парсы, возвращающей к нему Бину и ТУМ его, которые поднимают с собой также и нижнего, т.е. Аба ве-Има и ИШСУТ, и неизвестно от кого он светит, ибо эта мысль Арих Анпина непостижима, то тогда облачается свет его в Бину и скрывается в ней. Поскольку Бина не может получить Хохму без хасадим, свет скрывается в ней. А затем, когда начинают светить хасадим, и Хохма и хасадим включаются друг в друга настолько, что соединяются в единое целое, тогда они светят всем парцуфам Ацилута.

“Во время жертвоприношения, когда всё восходит”, – т.е. Бина и ТУМ каждой ступени восходят на свою ступень, поднимая вместе с собой нижнего, в которого они упали, “связываясь друг с другом и светя друг в друге”, – ибо всякий нижний, поднимающийся к высшему и соединяющийся с ним, получает благодаря этому мохин высшего. Таким образом, каждый нижний соединяется с высшим, а каждый высший светит нижнему. Тогда все ступени находятся в подъеме к высшему. И также “мысль”, т.е. Арих Анпин, поднимается и украшается в Бесконечности, называемой РАДЛА, т.е. соединяется с РАДЛА в результате этого подъема и поэтому светит в ней. Тот свет, от которого светит высшая мысль, Арих Анпин, т.е. РАДЛА, и называется “Бесконечностью”.

104) “После того, как эта мысль”, – т.е. рош Арих Анпина, “стала светить, и распространились от нее силы”, – т.е. Бина поднялась к нему и, получив от него Хохму, распространилась вниз, “эта мысль укрылась и спряталась и непознаваема”, – так как она скрыта по своим свойствам и вообще не светит нижним. А из рош Арих Анпина “она совершает распространение во все стороны, и произвела одно распространение от него, называемое высший мир” – Бина.

105) Этот высший мир предстает в виде вопроса. И это – высшая речь, Бина, называемая МИ. Как сказано: “Вознесите ввысь глаза ваши и посмотрите: кто (МИ) создал их (ЭЛЕ)?”, – это вопрос, создавший их (ЭЛЕ). МИ, Бина, создала ЭЛЕ, т.е. ВАК Зеир Анпина. А затем распространилась МИ (מי), и образовалось “море (ям ים)”, – конец всех ступеней внизу, Малхут. Оттуда, из Бины, он начал строить внизу, в Малхут, и всё сделал в Малхут в точности в том же виде, как наверху, в Бине, – одно в соответствии другому, поэтому Бина является сохранением всего наверху и внизу.

Ибо каждая сфира и ступень получают свои мохин от высшего, вследствие подъемов нижнего к высшему. Но вместе с тем, есть у каждой из них также и свое собственное свойство, помимо того, которое она получила от высшего. По-другому – в Малхут, поскольку Малхут со своей стороны непригодна получать высший свет, так как пребывает над ней сокращение. Однако благодаря подъему ее в Бину, она получает от нее свои келим и света, и всё, что есть в Бине, – есть в Малхут, точно в таком же виде. Поэтому буквы Малхут – те же, что и буквы Бины. Так как Бина называется МИ (מי), а Малхут – ям (ים). И так же – в имени АВАЯ, первая “хэй” – это Бина, а нижняя “хэй” – Малхут. Поэтому называется Бина сохранением всего (коль), так как она сохраняет Малхут, чтобы не удерживались в ней внешние благодаря тому, что дает ей свои келим и света.

106) Распространение высшего мира из мысли, из скрытой Хохмы Арих Анпина, – это та Бина, которая называется высшим миром. Как сказано: “Если Творец не охранит город, напрасно усердствует страж”1, – т.е. страж Исраэля, Зеир Анпин. Ибо сохранение не пребывает в Зеир Анпине, а в высшем мире, Бине.

107) Синета Скинии. Всё пребывает в высшем единстве. Синета – это Малхут, багрянец – Тиферет, чтобы одно связалось с другим, и соединились вместе Зеир Анпин и Малхут. “Ибо Творец Всесильный твой – это огонь пожирающий”[4], – пожирающий другой огонь. Ибо есть огонь, пожирающий огонь, который пожирает его и истребляет его, ибо есть огонь, который сильнее другого огня.

[1] Писания, Псалмы, 127:1.
[2] Тора, Дварим, 11:12.
[3] Писания, Песнь песней, 3:7.
[4] Тора, Дварим, 4:24.

Также рекомендуем: “Разум, вера, мысль“, “Работа в сердце“, “Зоар об именах, создающих миры“, “Исправление общего и частного“.