Книга «Зоар c комментарием Сулам» – это адаптация Зоар для нашего поколения.

Этот проект имеет своей целью создание полного перевода книги "Зоар" с комментарием "Сулам" на русский и украинский языки с последующим ее изданием в печатном и электронном форматах. Организация и финансирование проекта осуществляется группой энтузиастов из разных стран мира, осознающих важность распространения каббалы для дальнейшего развития человечества

Бааль Сулам о названиях народа и языка

Zoar

Перевод Международной академии каббалы

Название народа, языка и земли

Необходимо пересмотреть название нашего народа, поскольку мы привыкли называть себя «евреями», а наше обычное название: «иудеи» или «Исраэль», почти вышло из употребления, вплоть до того, что, желая провести границу между жаргоном и языком народа, именуют язык народа «ивритом», а жаргон – «иудейским языком».

В Танахе название «евреи» исходит из уст народов мира, и особенно египтян: «Посмотрите, он привел к нам человека, еврея, который насмехается над нами»[1], «И был там с нами молодой еврей»[2], «Он из детей евреев»[3]. А также озвучивается это название устами филистимлян: «Чтобы не сделали евреи меча»[4]. А кроме того мы постоянно встречаем название «евреи» в контексте рабства: «раб-еврей», «рабыня-еврейка» и т.п. Однако в контексте наших взаимоотношений между собой мы никогда не встретим в Танахе название «еврей» – но лишь одно из двух названий: «Исраэль» или «иудей».

По-видимому, название «евреи» берет свое начало от древнего народа, известного под этим именем. Писание[5] представляет нам сына Ноаха в качестве праотца этого народа: «А у Шема тоже родились дети: прародитель всех сынов Эвера…» Наш праотец Авраам был одним из отпрысков этого народа, и потому звался в устах народов «Авраам-еврей» – например: «…и рассказал Аврааму-еврею»[6]. Поэтому, пока не стали сыны Исраэля одним из народов, их называли «евреями» по имени народа Авраама-еврея. Хотя сыны Исраэля назывались в египетской земле отдельным народом: «Вот, народ сынов Исраэля многочисленнее и сильнее нас. Давайте перехитрим его, а не то умножится он…»[7], – однако название это было как наименование племени, а не народа, ибо народом они стали лишь после прихода в землю Исраэля. Отсюда следует заключить, что по этой же причине не хотели народы называть нас израильтянами и после нашего вступления в землю Исраэля – чтобы не признавать нашу реальность в качестве «нации». И подчеркнули они это, называя нас «евреями», так же, как звали нас и до нашего прихода в землю Исраэля.

Неслучайно название «евреи» встречается в Танахе и последующих книгах лишь в контексте отношений с рабами и рабынями, которым имя «еврей» присваивается постоянно: «раб-еврей», «рабыня-еврейка». И никогда мы не встретим упоминания о рабе-израильтянине или рабе-иудее. По-видимому, происхождение этого словосочетания обусловлено своего рода напоминанием о египетском рабстве, что предписывается нам заповедью: «Помни, что рабом был ты в земле египетской»[8].

Сегодня на языках большинства народов нас называют иудеями или израильтянами. Лишь русский народ все еще зовет нас евреями. И следует предположить, что ненавистники Исраэля среди них приучили их к этому прозвищу со злым умыслом, дабы лишить нас национального признака по примеру древних народов, о чем сказано выше. Видимо, они вдались в данное понятие намного глубже нас, перенявших в силу привычки это название из русского языка в готовом виде, без чрезмерных изысканий.

Из всего вышесказанного следует, что если мы хотим уважать себя, нам следует прекратить употреблять название «евреи» в отношении всех тех из нас, кто свободен.

Далее, что касается названия языка. Если бы существовал исторический источник, подтверждающий, что древний еврейский народ говорил на этом языке, тогда, возможно, его следовало бы называть «ивритом». Однако я лично еще не нашел в истории ни одного источника, свидетельствующего, что народ этот говорил на данном языке. А потому нам следует согласиться с авторами талмудической литературы, которые на 15 сотен лет ближе нас к источнику. В их среде было принято, без всякого сомнения, что древние евреи вовсе не пользовались этим языком. Сказано: «Вначале дана была Тора Исраэлю в ивритском написании и на святом языке. Затем она снова была дана им во времена Эзры в ассирийском написании на арамейском языке. Проявили для себя сыны Исраэля ассирийское написание и святой язык, оставив невежам ивритское написание и арамейский язык»[9]. Из их слов разъясняется, что лишь написание пришло к нам от древних евреев, а не язык, поскольку сказано: «ивритское написание и святой язык», а не «ивритское написание и язык иврит».

В трактате Мэгила (стр.8) говорится: «Микра в написании перевода, перевод в написании Микры и ивритское написание не делает руки  нечистыми». Почему же подчеркнуто: «перевод в написании Микры и ивритское написание», и не сказано: «перевод в ивритском написании и ивритское написание», как то утверждает Мишна[10], откуда и взято данное высказывание? Это призвано указать нам, что лишь написание приписывается древним евреям, но не язык. А слова Мишны не являются доказательством, так как, по-видимому, письменность в этом месте подверглась римскому влиянию. Однако когда учили Мишну устно, придерживались надлежащей точности. С другой стороны, мы нашли несколько мест, в которых Танаим (мудрецы Мишны) назвали этот язык святым. В одном месте (Сифрей браха, 13) сказано: «Каждый, кто живет в земле Исраэля, читает молитву «Криа́т Шма» утром и вечером и говорит на святом языке – принадлежит будущему миру».

 А также (Шкалим, конец третьей главы): «Как мы учим из рабби Мэира, каждый, кто постоянно живет в земле Исраэля и говорит на святом языке…», и др.

И даже если предположить, что можно найти какой-либо исторический источник, подтверждающий, что древние евреи говорили на данном языке, это еще не обязывает нас называть его по их имени, поскольку не осталось больше памяти об этом народе среди живых. Ведь, как уже говорилось, название это не делает нам чести в национальном смысле, и лишь ненавистники присвоили его нам, рассчитывая упразднить и умалить ценности нашего народа.

 Стало быть, нам не нужно следовать и английскому языку, называющему народ «иудеями», а язык – «ивритом».

Надо также решить, какое название для нас самое подходящее. Если речь идет об иудеях или Исраэле, тогда название должно быть «Исраэль». Имя это происходит от нашего праотца Яакова, который, как сказано, был назван так за проявление господства и уважения: «Не Яаков будет отныне имя твое, но – Исраэль: ибо ты сражался и с Творцом, и с людьми – и одолел»[11]. И по его имени мы называемся «Исраэль». После царя Соломона разделился народ надвое: на десять колен, поставивших царствовать над собой Йеровама, сына Невата, и на два колена Йегуды и Биньямина, оставшихся под правлением Рехавама, сына Соломона. Тогда название «Исраэль» осталось у десяти колен, а два колена Йегуды и Биньямина взяли себе название «иудеи». И действительно, сыны Биньямина также называли себя иудеями, как сказано в свитке Эстер (2:5): «Был в крепости Шушан один иудей по имени Мордехай, сын Яира, сына Шими, сына Киша из колена Биньямина». Таким образом, колено Биньямина также в целом называло себя «иудеями».

И можно объяснить это, исходя из сути закона развития: благодаря постигнутому с помощью Торы достоверному руководству к действию, позволяющему избрать в высшем управлении путь наслаждений  (см. статью «Два пути»), наше развитие происходило несравнимо быстрее, чем прочих народов. И вследствие этого развития нашего народа, на него была возложена обязанность постоянно идти вперёд и со всей точностью выполнять все заповеди Торы.

Но поскольку не сделали этого, а захотели привнести сюда и свой мелкий эгоизм, т.е. получение ради себя, это привело к разрушению Первого Храма, ведь хотели использовать эти свойства для получения богатства и установления господства силы над справедливостью, как и прочие народы.

А поскольку Тора всё это запрещала, то отвергли ее и предсказания и переняли обычаи соседей, чтобы суметь насладиться жизнью, как требовал того их эгоизм. Вследствие этого раздробились силы народа: некоторые последовали за эгоистичными царями и их придворными, а некоторые – за пророками. И раскол этот продолжался до разрушения Храма.

Во времена Второго Храма это стало наиболее заметно,  поскольку начало разделению было публично начато недостойными учениками, во главе которых стояли Цадок и Байтус.

Причиной их бунта против мудрецов была необходимость работы ради Творца. Как сказано у мудрецов: «Мудрецы, остерегайтесь в речах ваших».

Но они не желали избавляться от эгоизма, и потому создали сообщество подобного рода скверных людей и стали большой сектой, называемой «саддукеи». Они были богатыми и знатными людьми, поставившими своей целью удовлетворение своих эгоистических страстей, что не соответствует пути Торы. Они воевали с «фарисеями», и это они привели к установлению власти Рима над народом Исраэля. Это они не пожелали заключить мир с захватчиками, как советовали мудрецы, пока не был разрушен Храм и отправлен в изгнание весь цвет народа Исраэля.

Десять колен были изгнаны из земли Исраэля намного раньше изгнания Йегуды, и с тех пор не найдены их следы. А изгнанники Йегуды, прогнанные в Вавилон, вернулись в землю Исраэля после 70-ти лет изгнания, и потому в описаниях всего периода Второго Храма упоминается, главным образом, название «иудеи». А название «Исраэль» встречается лишь в редких случаях в каком-то исключительном значении.

И мы, дети изгнания периода Второго Храма, тоже, как правило, называемся лишь «иудеями». Ведь мы происходим от изгнанников эпохи Второго Храма – потомков двух колен Йегуды и Биньямина, которые взяли себе название «иудеи».

А потому следует утвердить за нашим народом название «иудеи», а не «израильский народ» или «Исраэль» – ведь это название десяти колен.

А что касается языка, то его надо, конечно же, назвать «иудейским языком», а не «израильским». В противоположность ему, «иудейский язык» упоминается в книге Нехемия (13:23), а также в следующем отрывке: «И сказал Эльяким: говори, прошу, с рабами твоими по-арамейски, ибо мы понимаем; и не говори с нами на иудейском в слух народа, который на стене»[12]. И следует держаться этого, так как потому и назвали свой язык «иудейским» – ведь народ царя Хизкияху назывался иудеями, так же, как и вернувшиеся из вавилонского изгнания. В отличие от этого, десять колен, звавшиеся израильтянами, и язык свой называли «израильским». Однако даже если допустить это, – нам, потомкам Йегуды и Биньямина, больше нет смысла называть свой язык «израильским».

Вывод из всего вышеизложенного: и за народом, и за языком надо закрепить лишь одно название – «иудейский». Народ надо называть «иудеями», а язык – «иудейским». А жаргон следует называть идишем.  

И только землю можно называть «землей Исраэля», поскольку она является достоянием всех колен.

[1] Берешит, 39:14.
[2] Берешит, 41:12.
[3] Шмот, 2:6.
[4] Шмуэль, 13:19.
[5] Берешит, 10:21.
[6] Берешит, 14:13.
[7] Шмот, 1:9-10.
[8] Дварим, 5:15.
[9] Трактат Санэдрин, 21:2.
[10] Ядаим ,4:5.
[11] Берешит, 32:29.
[12] Мелахим-2, 18:26.

Также рекомендуем: “Буквы духовного мира“, “Секрет бессмертия еврейского народа“, “Предсказания Исаака Ньютона“, “Буквы еврейского алфавита“.