Книга «Зоар для всех» («Зоар ле-Ам») – это адаптация Зоар для нашего поколения.

Этот проект имеет своей целью создание полного перевода книги "Зоар" с комментарием "Сулам" на русский и украинский языки с последующим ее изданием в печатном и электронном форматах. Организация и финансирование проекта осуществляется группой энтузиастов из разных стран мира, осознающих важность распространения каббалы для дальнейшего развития человечества

Царский раб

И-О

От редакции: необычайно глубокое каббалистическое наследие содержится в письмах Бааль Сулама своим друзьям и ученикам. В них он не только дает практические советы о формах и методах духовной работы человека, но и предоставляет дополнительные разъяснения основ строения души и мироздания.
Предлагаемое вашему вниманию послание в своей первой части содержит описание восприятия духовного пути человека к постижению Творца в виде притчи о царе и его рабе. Вторая часть посвящена каббалистическому описанию строения души человека в совокупности ее главных свойств – ощущения и разума.

Йегуда Ашлаг (Бааль Сулам) 

Послание первое (1920 г.) Часть первая

Моему другу … да живет он долго и счастливо, амен.

…Все верят в частное управление, при этом, совершенно не соединяясь с ним.

И причина в том, что как возможно приписать чужую и нечистую мысль … Творцу, который является абсолютом добра и творящего добро…. Но только настоящим работникам Творца вначале раскрывается знание о частном управлении, — что Он — тот, кто устроил все причины, предшествовавшие этому, и хорошие и плохие вместе, и тогда они соединяются с частным управлением, ведь всякий соединенный с чистым – чист.

А после того как Управляющий объединен со своим управлением, разница между злом и добром абсолютно неразличима, «и все они любимы, и все они избраны», ведь все они — носители сосуда Творца, готовые к великолепию раскрытия единства Творца, и это познается в ощущении. И в этом смысле в конце у них появляется знание (о том), что все действия и мысли, как хорошие, так и плохие, – носители сосуда Творца, и Он уготовил их, и из уст Его вышли они, и это станет ясно взору каждого в Окончательном исправлении.

Однако пока что продолжается долгое и страшное изгнание, и главная беда в том, что когда человек видит раскрытие какого-либо неподобающего деяния, он падает со своей ступени (и попадается на известную ложь и забывает, что он подобен топору в руке лесоруба). Ведь он думает, что (именно) он совершает это деяние, и забывает о Причиняющем все причины, и что всё — от Него, и нет никого другого, кто бы действовал в мире, кроме Него.

И такова учеба – несмотря на то что, он вначале удерживался в ней в смысле знания, в нужный момент он все равно не будет властен над своим знанием и не сможет соединить все с Причиняющим в таком единении, которое перевесит на чашу заслуг….

Я уже давно без обиняков (ивр.: «паним бе-паним») рассказал тебе верную притчу об этих двух знаниях, — и одно указывает на другое. И все же, пока (что) одолевает и господствует сила скрытия….

Притча о царе, которому так полюбился раб его, что захотел он возвеличить его и вознести над всеми министрами, ибо признал он в сердце его верную нерушимую любовь.

Однако не в традициях царства возвысить человека до самых вершин за один раз и без очевидной причины. А традиции царства – раскрыть причину взору каждого в глубокой мудрости (хохме). Что сделал он? Поставил он раба привратником во внешних покоях и повелел одному министру, изощренному в шутовском искусстве, нарядиться и изобразить бунтовщика против царства, и выступить войной, чтобы захватить дом (царский) в час, когда войско не готово. Министр сделал по велению царя и изощренно и с великой мудростью изображал, что он воюет за царский дом. А раб-привратник с риском для жизни спасал царя и воевал против того министра с удивительным мужеством и огромной преданностью так, что взору каждого раскрылась его сердечная любовь к царю.

Тут министр скинул свой наряд, и настало большое веселье, ведь он воевал с большим мужеством (гвурой) и твердостью духа, а теперь убедился, что это была иллюзия, а не реальность. А больше всего смеялись, когда министр рассказывал о глубине изображения жестокости и великого страха, который он разыгрывал перед его взором. И каждая деталь в этой страшной войне вызывала веселье и великую радость.

Но всё же — раб он! И не обучен. И как же можно вознести его над всеми министрами и работниками царя? Задумался царь в душе своей и сказал тому же министру, что он должен нарядиться в одежды грабителя и убийцы, и вести против него мнимую войну. Ибо знает царь, что во второй войне раскроется ему чудесная мудрость (хохма) так, что он будет достоин встать во главе всех министров. Поэтому поставил он раба хранителем царской казны. А тот министр в этот раз нарядился в одежды злодея и убийцы, и пошел грабить царские сокровища. Несчастный хранитель воевал с ним со всей отвагой и преданностью до тех пор, пока не наполнилась мера. Тогда скинул министр свой наряд, и настали большая радость и великое веселье в царском чертоге, — еще более чем раньше. Ибо искусные выдумки министра со всеми своими подробностями вызывают великий смех, ведь теперь министр должен был изощриться более, чем до этого. Поскольку теперь общеизвестен заведенный порядок, — что нет у царя в стране ни одного злодея, а разные злодеи – это лишь шутники. Так что тот министр (только) с помощью глубоких ухищрений обрел силу перевоплотиться в образ злодея.

Однако, так или иначе, раб обретает «мудрость» (хохму) – от знания в конце, и «любовь» – от знания вначале. И тогда он возносится навечно.

И на самом деле, удивительное зрелище – все эти войны в изгнании! И все знают (скрытое) внутри них добро, ведь всё это – своеобразные лицедейство и веселье, несущие лишь добро. Но, как бы то ни было, нет никакого способа облегчить для себя тяжесть войны и ужаса.

Я рассказал тебе это подробно, без околичностей (паним бе-паним), и теперь ты знаешь эту притчу с одного конца, и с божьей помощью вы поймете и с другого конца.

Но по поводу главного, о чем ты хочешь услышать мои слова, я ничего не смогу тебе ответить. И об этом я тоже без околичностей приводил тебе притчу, что «земное царство подобно царству небесному». И хотя практическое управление отдано министрам, тем не менее, всё производится по советам царя и по его подписи, но сам царь не делает ничего, только подписывая план, который подготовили эти министры. А если он обнаруживает в плане какой-либо недостаток, он не исправляет его, а ставит вместо него другого министра, а первый увольняется со своей должности.

Так же и человек, – маленький мир. И он ведет себя согласно тем «буквам», которые «отпечатаны» в нем. Ведь цари (ставленники Творца, министры) управляют «семьюдесятью народами», что в нем (в человеке), и это — смысл слов Книги Йецира: «Поставил властвовать такую-то букву». И каждая буква, — как министр в свой час, который составляет (планы), а Царь мира должен подписать их. И если эта буква ошибается в каком-нибудь плане, она тут же увольняется со своей должности, и Он ставит вместо нее другую букву.

Но, как сказано: «Каждое поколение со своими судьями», – и в Окончательном Исправлении будет править та буква, которая называется «Машиах», она дополнит и свяжет все поколения с венцом славы (атэрет тифэрет) в руке Творца. И отсюда пойми, — как же я могу вмешиваться в дела твоей страны, когда уже … цари и судьи, и каждый должен раскрыть, всё что поручено ему для раскрытия? Но проходы (связи) единения … он не желает исправить, исправлять буду я (недоумевая!), однако всё выяснится в тайне гильгуля (кругооборота).

Читать далее…

В дополнение рекомендуем опубликованные нами ранее материалы: «Нет никого, кроме Него», «Клипа предшествует плоду», «Введение в книгу «Открываем Зоар. Буквы», «Тайна буквы «Каф».

Оставьте комментарий

Чтобы оставить комментарий, заполните форму.
*Все комментарии проходят модерацию.

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>