Книга «Зоар для всех» («Зоар ле-Ам») – это адаптация Зоар для нашего поколения.

Этот проект имеет своей целью создание полного перевода книги "Зоар" с комментарием "Сулам" на русский и украинский языки с последующим ее изданием в печатном и электронном форматах. Организация и финансирование проекта осуществляется группой энтузиастов из разных стран мира, осознающих важность распространения каббалы для дальнейшего развития человечества

Четыре стадии постижения

От редакции: на иврите слово “пардэс” может быть прочитано как “сад”. Часто оно является синонимом библейского “райского сада”. В каббале это слово, как правило, является аббревиатурой, в которой объединены первые буквы слов, описывающих высоту (или глубину) уровней постижения человеком духовных миров (или самого себя).
В предлагаемой к прочтению публикации Бааль Сулам раскрывает некоторые аспекты каббалистического толкования этого слова.

Йегуда Ашлаг (Бааль Сулам)

Послание третье, 1920 г. (фрагменты)

“Четверо вошли в пардэс”, потому что до сотворения мира “был Творец и Имя его едины”.

Ибо души еще не были душами, а все раскрытие имени Творца происходит вследствие раскрытия Его лика, – подобно тому, как незнакомый со спины оборачивается, поворачивает свое лицо и оказывается знакомым, которого немедленно можно назвать по имени.

До сотворения мира души были совершенно полностью слиты с Творцом, и дал Он им короны и великолепие, – даже больше чем желали, – потому что Он знает их желания лучше их самих. А потому нет возможности назвать имя Его, ведь имя возникает в состоянии возбуждения человека к постижению какого-то явления. А поскольку здесь еще проявляется только простой свет, то невозможно в таком свете определение познания, – т.е. обретение мудрости.

Поэтому мудрецы называют такой свет – “простой” (пшат), поскольку он – корень всего, и о нем не говорят в книгах. Он несоставной, и постигаем, как единый и простой. И хотя в низшем мире в решимо этого простого света различаются две части, он – простой, не составной, – это сердце разделяет его.

А в месте, о котором мы говорим, нет совершенно никаких изменений.

Это подобно царю, который вдруг взял своего сына и поставил посреди огромного красивого сада (“пардэс”), и когда открыл царский сын глаза, – он не посмотрел, на каком месте стоит, потому что от большого света всего сада потянулся его взгляд вдаль, на самые дальние здания и дворцы в западной стороне, и пошел в ту сторону, и шел много дней, все более поражаясь великолепию западной стороны.

По прошествии нескольких месяцев, когда поутих его пыл и насытилось желание, наполнил свое зрение видами западной стороны, успокоилась его мысль, и начал думать, – что же находится на всем его пути, который перед ним? Направил он взгляд свой в восточную сторону, в сторону, откуда вошел в сад, и поразился, ведь весь восток с его красотой был так близок ему! И не понимает он, как он мог не почувствовать все это вначале, а смотрел только в западную сторону. И, конечно, с тех пор только к сиянию восточной стороны устремился, пока не вернулся к воротам, в которые когда-то вошел.

Каково же отличие между днями входа и днями выхода? Ведь все, что видел в последние месяцы, видел тоже впервые, но не осознавал и не мог оценить, потому что сердце и глаза ощущали только свет, исходящий с запада. И только после того, как насытился им, обратил лицо, сердце и глаза свои на восток, и начало сердце впитывать свет, идущий с востока. Но что же изменилось?!

За воротами сада есть второе раскрытие, называемое “ремез” (намёк), – подобно тому, как царь намекает своему любимому сыну и страшит его чем-то, но сын не понимает ничего и не ощущает внутреннего страха, скрытого в намёке, однако, вследствие его слияния с отцом, немедленно удаляется оттуда в другую сторону.

И это называется “второй лик”, – ремез (намёк), потому что два лика, – пшат и ремез, – вписываются в творениях, как один корень. Сказано, что нет слова, состоящего менее чем из двух букв, называемых основой корня, ибо из одной буквы невозможно понять ничего, и поэтому начальные буквы слов “пшат” и “ремез” образуют (аббревиатуру) “ПаР” (в иврите гласные не пишутся), что является корнем слова “пар” – бык в нашем мире. Также и слова “прия” (зачатие), “рэвия” (размножение) происходят от этого корня…

Затем раскрывается “третий лик”, называемый “друш” (требование): до этого не было никакого требования к какому бы то ни было проявлению закона “Творец и Имя его едины”, но в “третьем лике” вычитают и прибавляют, требуют и находят, – по правилу “трудился и нашел” (“игати вэ мацати”). И потому это место предусмотрено для низших, так как там есть просьба снизу, – не как свет восточной стороны, который светил в соответствии со сказанным: “прежде чем позовете, я отвечу вам”. Здесь же была сильная просьба и, даже, – усилие и наслаждение.

А затем возникает “четвертый лик”, называемый “сод” (тайна), который вообще-то подобен намёку, – но там не было осознания, а подобие тени, следующей за человеком. Или шепотом, как говорят беременной, что Йом Кипур сегодня, и только по необходимости, – если она так решает, – можно его нарушить, чтобы не было выкидыша (намек определенные на духовные состояния).

Но почему это раскрытие лика, а не скрытие? Это постигается постигающим в последовательности: “ПаР” – “ПэРэД” – “ПаРДэС”.

А теперь рассмотрим ситуацию четырех мудрецов, вошедших в пардэс, – то есть в четвертый лик, называемый “сод”, тайна. Потому что в низших есть предшествующие ему высшие, и поэтому все четыре лика включены в четвертый вместе: правый, левый, лицевой и обратный.

Два первых лика, правый и левый, “ПаР”, соответствуют Бен Азария и Бен Зома, души которых питаются от двух ликов ПаР. Два вторых лика, лицевой и обратный, это лицевая часть, – рабби Акива, который вошел с миром и вышел с миром, – и обратная часть, –  Элиша бен Абуя, который вышел в дурной путь (“яца ле тарбут раа”).

Все, что сказано про них: “смотрел и умер, смотрел и ранен, вышел в дурной путь”, – все это сказано о том поколении, которое собралось вместе, но исправлены все полностью, в последовательных кругооборотах жизней, один за другим.

…Отсюда понятно сказанное Элишей бен Абуя: “Обучающий ребенка подобен пишущему на чистой бумаге”, – как душа рабби Акивы; “обучающий старика подобен пишущему на стертой бумаге”, – сказал так про себя…

Источник: Библиотека Международной академии каббалы.

Рекомендуем также: “Постигаемое и постигающий”, “Суть духовного постижения”, “Путь света или страданий?”, “Имена и названия в духовном”, “Научное познание – тупик или ступень?”,